logo
Россия не является угрозой №1 для США

Россия не является угрозой №1 для США

AgitPolk
views 39
Статьи 28.11.2017

Объявив Россию Путина самой большой опасностью для Америки, сами политические медиа создают угрозу национальной безопасности США.

Редактор издания «The Nation» Стивен Коэн делится своими мыслями о новой американо-российской холодной войне.

В 1990-е годы администрация Клинтон воспринимала постсоветскую Россию как «стратегического партнера и друга Америки». Двадцать лет спустя истэблишмент США от либералов до консерваторов настаивает на том, что Россия при Владимире Путине является угрозой номер один американской национальной безопасности. Тенденция эта берет свое начало при президенте Джордже Буше, усилилась она во время администрации Обамы и теперь является фактической двухпартийной аксиомой, лежащей в основе политики Вашингтона. Как бы то ни было, приуменьшение значимости реальных угроз и создание препятствий к партнерству с Россией серьезно угрожают национальной безопасности США.

Карикатура на тему запугивания американского народа российской угрозой

Редактор «The Nation» Коэн утверждает, что для США есть более реальные угрозы, и что Россия сегодня не входит даже в пятерку самых важных из них. Он перечисляет угрозы, которые он считает наиболее значимыми для сегодняшней Америки, и объясняет, почему.

 

  1. Russiagate (скандал и расследования, связанные с неподтвержденными связями Дональда Трампа с Кремлем в ходе предвыборной президентской гонки, название – аналогия с громким Уотергейтским скандалом).

С конца 1940-х годов, когда и США, и Советский Союз приобрели атомное, а затем ядерное оружие, первая обязанность американского президента заключалась в том, чтобы избежать разрушительного конфликта с Россией, который мог бы привести к концу современной цивилизации. Каждый американский президент был уполномочен выполнять эту обязанность даже во время самых опасных кризисов и обязан делать это по сей день.

По мнению редактора издания, все еще непроверенные, но популярные утверждения о том, что президент Трамп каким-то образом скомпрометирован Кремлем и даже может быть его агентом, представляют собой угрозу номер один для Америки, поскольку они препятствуют его способности выполнять эту задачу. Так, например, совсем недавно переговоры Трампа с Путиным о сокращении американо-российских конфликтов в Сирии и сотрудничестве в этой стране, рассматривались как «предательские» — и не кем-нибудь, а публицистами на страницах «The New York Times» и других крупных СМИ. Несколько менее грубым, но не менее пагубным для интересов безопасности США способом, обозреватель «The Washington Post» Джош Рогин обвинил Трампа в том, что он «играет на руку России в Сирии». Более того, основополагающее утверждение Russiagate заключается в том, что «мы были атакованы Россией во время президентских выборов в 2016 году, что было похоже на политический Перл-Харбор». Что может быть более безрассудным, чем настаивать на том, что США уже воюет с ядерной сверхдержавой? Только представьте себе, что президент Кеннеди был бы окружен подобными обвинениями в ходе кубинского ракетного кризиса 1962 года.  Маловероятно, что он бы смог договориться о мирном урегулировании. Это яркая иллюстрация серьезности сегодняшнего нагнетания обстановки. Новая холодная война также чревата потенциальными кризисами в Балтийском регионе, Украине и Сирии.

 

  1. Демонизация Путина.

Это тоже беспрецедентно. Ни один советский или постсоветский лидер никогда не был так дико, так безосновательно очернен, как Путин на протяжении более чем десятилетия: члены нескольких разведывательных агентств США заявили в январе 2017 года, не предоставив никаких доказательств, что Путин лично приказал «атаковать Америку» в 2016 году.

Демонизация Путина стала настолько маниакальной, что ведущие общественные деятели, похоже, думают, что он коммунист, и нагнетают истерию вокруг так называемой «красной угрозы»: Джой Рид, ведущий телеканала MSNBC, и в самом деле назвал Путина коммунистом, обозреватель «The Washington Post» Дана Милбанк предупредила о «красной угрозе путинской России». Милбанк также добавила: «Нет сомнений, что Россия на нас напала». Так что потребителей продукта американских СМИ можно понять и простить за то, что они думали, что каким-то образом «советская коммунистическая угроза» возродилась в современной Москве, но она еще более страшная, чем когда-либо, она вызвана злом ее нынешнего лидера. Даже директор ЦРУ, Майк Помпео, очевидно, верит в  эту абсолютную глупость или хочет, чтобы простые американцы тоже верили. Предупреждая о том, что «мы все еще сталкиваемся с угрозой со стороны русских», он объясняет: «Эти русские, эти Советы. … выберите имя».

Впрочем без демонизации Путина трудно представить Russiagate в классическом понимании скандала без такого злодея в Кремле. Только вот все это исключает партнерство по национальной безопасности, которое больше всего нужно Вашингтону – и неважно, кто сидит в Кремле.

 

  1. ИГИЛ и другие международные террористические организации в поисках радиоактивного материала для своей взрывчатки.

Эта угроза была бы более реальной, если бы американский истэблишмент не придумал предыдущие. Просто представьте себе даже небольшое количество радиоактивного материала на борту самолетов 9/11 или смешанного с бомбами в Париже, Бостоне и многих других городах, распространенных в воздухе огненными взрывами и переносимых ветром – и подумайте, были бы эти районы обитаемыми сегодня.

Теракт 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке

Эта угроза нависла и над Россией, жертвой стольких террористических атак, начиная с 1990-х годов. Ценность Москвы в качестве партнера по безопасности неоспорима, учитывая ее опыт, обширное присутствие между Востоком и Западом и исключительные возможности разведки. Угроза чудовищного терроризма не голословна. А вот Russiagate и демонизация Путина – да.

 

  1. Увлечение количества стран, владеющих ядерным оружием.

В 1949 году таких государств было два. Сегодня их девять. И это в новую эру транснациональной этнической и религиозной ненависти и войн, фанатизм которых способен легко подавить табу против использования такого оружия. Иран и Северная Корея – не единственные государства, способные в конечном итоге приобрести ядерное оружие и средства для их доставки. И каждый раз, когда Соединенные Штаты в военном отношении атакуют неядерное государство, другие считают необходимым приобретать их.

Уличная акция иранских студентов в поддержку ядерных разработок в стране, 2005 год. Надпись на плакате: «Ядерная энергия — это наше очевидное право».

Эксперты давно предупреждают истеблишмент США, что высокий уровень боевой готовности американского и российского ядерного оружия – это катастрофа, которая ждет своего времени.  Лучший шаг, который президент Трамп мог бы сегодня принять – это переговоры с Путиным о  том, чтобы положить конец опасному соперничеству. Путин указал на готовность сделать это. Но помешают ли Трампу угрозы номер один и два сделать это?

 

  1. Изменение климата и глобальное неравенство в доходах, которое порождает нищету, обиды, фанатизм и, следовательно, терроризм во всем мире.

Согласно недавним исследованиям, самые богатые 1% населения мира теперь владеет более чем половиной мирового богатства, а 10% принадлежат 90%». Коэн оценивает эти растущие угрозы ниже других, потому что он сосредоточен на том, что может быть достигнуто российско-американское двустороннее партнерство. Эти два пункта требуют гораздо более масштабного международного альянса и значительно больше времени.

Коэн заканчивает свои размышления, объясняя, почему ни Россия, ни Китай не входят в его список. Россия – потому что она вообще не представляет угрозы для Соединенных Штатов (кроме ядерной аварии или просчета), за исключением той, что Вашингтон и НАТО создали сами. Китай – потому что наступил его исторический момент в качестве сверхдержавы. Он может быть экономическим и региональным соперником Соединенных Штатов, но фактическая угроза появится, только если Вашингтон также ее создаст своими руками. Расширяющийся альянс между Россией и Китаем, который сам по себе является результатом неразумной политики Вашингтона, является отдельным вопросом.


По материалам издания «The Nation»

Comments system Cackle