logo
«Как Берлин 45-го»: Россия, США. Гонка за последний уголок Сирии

«Как Берлин 45-го»: Россия, США. Гонка за последний уголок Сирии

AgitPolk
views 632
Статьи 16.09.2017

В нескольких милях друг от друга в долине реки Евфрат Россия и США ведут сражения отдельными военными кампаниями против исламского государства, а также стратегические битвы между собой, чей исход может изменить Ближний Восток.

Сирийская гражданская война достигла еще одного переломного момента на прошлой неделе, когда армия Башара Асада прибыла в город Дейр-эз-Зор на Евфрате, прорвав блокаду ИГ, которая длилась почти три года. Дальше на восток через реку находятся одни из основных нефтяных месторождений Сирии, все еще удерживаемые джихадистами.

 

Гражданская война в Сирии. Территории контролируемые различными группировками на 11 сентября 2017 года. Bloomberg

Кроме того, это граница с Ираком, что делает эту территорию решающей для других главных покровителей Асада. Иранцы предоставляют ему множество своих ударных войск. И они, в свою очередь, хотят, чтобы наземный коридор был в дружеских руках, по нему они могут оказывать влияние и доставлять оружие от Тегерана до Средиземного моря. Это тот результат, который союзники США в регионе, главным образом Израиль и Саудовская Аравия, отчаянно пытаются предотвратить.

Через несколько дней последовал ответный ход американцев. Вооруженные силы США подготовились к собственной борьбе против ИГИЛ в столице джихадистов Ракке, чтобы отправиться в Дейр-эз-Зор. 10 сентября американская коалиция заявила, что они продвинулись на 150 миль за 24 часа.

«Это похоже на битву за Берлин, где советские войска шли с одной стороны, а союзники — с другой», — сказал заместитель председателя комитета по обороне в верхней палате парламента РФ Франц Клинцевич. Он имел в виду кульминационную фазу Второй мировой войны, когда две в скором будущие сверхдержавы сражались не только с одним и тем же нацистским противником, но также боролись за контроль над послевоенной Европой.

Конечно, сирийский конфликт находится в гораздо меньших масштабах. Количество российских и американских военнослужащих в стране, вероятно, насчитывают несколько тысяч с каждой стороны; их самолеты обеспечивают воздушную поддержку, в то время как наземные бои осуществляются местными союзниками с их собственными интересами.

У соперничающих блоков есть общий враг в лице ИГ, и они, по большей части, избегали вступления в бой. По словам старшего офицера США, который говорил на условиях анонимности из-за секретности дела, это связано с тем, что боевики, поддерживаемые американцами, сосредоточены на джихадистах, а не на армии Асада. Чиновник сказал, что это не гонка за захватом территории, а гонка за победой над исламским государством.

До сих пор обе стороны могли сохранять понимание того, как регулируется направление сил. Тем не менее, такие меры не были разработаны для района к востоку от Евфрата, и США обеспокоены тем влиянием, которое Иран может приобрести, если укоренится земельный коридор, сказал чиновник.

Трамп или Путин?

Нет никаких признаков того, что президент Дональд Трамп будет действовать в соответствии с делами, вызывающими озабоченность. Хотя он обещает быть более жестким с Ираном, Трамп говорит, что в Сирии его приоритетом является уничтожение ИГ.

В проамериканских силах Сирии доминируют курды, которые стремятся к самоуправлению после войны. Наваф Халил, представитель оппозиции, возглавляемой курдами, сказал, что они попытаются помешать армии Асада продвинуться на восток от Евфрата.

Однако битва за Ракку уже вывела курдов за пределы их родины. Продвижение к иракской границе будет связано с борьбой за более арабо-населенные земли, за которые они вряд ли цепляются. Кроме того, нет гарантии, что США останутся в Сирии после того, как ИГ потерпит поражение, поэтому курдским амбициям в конечном итоге может потребоваться сделка с Асадом и Россией.

Американские союзники также обращаются к Москве, в надежде, что Владимир Путин может обуздать Иран, даже если Трамп не сможет или не станет этого делать.

President Donald Trump meets with Russian President Vladimir Putin at the G20 Summit, Friday, July 7, 2017, in Hamburg. (AP Photo/Evan Vucci)

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в прошлом месяце заявил российскому президенту, что укрепление Ирана в Сирии является «неприемлемым», и сказал, что Израиль будет действовать, если будут пересечены его «красные линии». На прошлой неделе израильские самолеты нанесли удар по сирийской военной базе.

Аналогичные опасения выражает Саудовская Аравия. Обе страны, вероятно, будут разочарованы. Российское внимание может быть обращено на политическое урегулирование, но сохранение Асада по-прежнему является ключевой целью.

«Иранцы – это сухопутные войска», –  сказал Сами Надер, глава Института стратегических проблем Леванта в Бейруте. «Русские нуждаются в них. Они не могут противостоять им».

«Кровь и Душа»

Россия и Иран спасли Асада, когда он рискнул проиграть, и помогли его армии отбить большую часть Сирии от джихадистов и повстанцев, поддерживаемых Западом и странами Персидского залива. Альянс остался прочным в течение шести лет войны, в результате которой сотни тысяч людей погибли, и половина населения страны была вытеснена с занимаемых территорий.

Битва за регион Дейр-эз-Зор может быть одной из заключительных фаз. В самом городе, где десятки тысяч мирных жителей были окружены в кольцо исламским государством, борьба с джихадистами сохраняется.

Были предположения, что сторона США может первой добраться до Дейр-эз-Зора. Однако, сирийская армия достигла города 5 сентября. Этот момент запечатлен на видео государственного агентства новостей SANA. Солдаты из осажденной группировки обменивались объятиями с членами освободительных сил. Они скандировали: «Мы жертвуем нашу кровь и души за вас, Башар».

На этой неделе министр обороны России Сергей Шойгу отправился в Дамаск, чтобы передать Асаду поздравления Путина. Союзники подтвердили свою решимость «завершить уничтожение террористической группы» в Сирии, говорится в сообщении министерства обороны в Москве.

Вся Сирия

Экономический потенциал региона Дейр-эз-Зор может быть еще более важным, чем наземный коридор Ирана, дающий доступ к нефти, плодородным землям и торговле с Ираком, сказал Айхам Камель директор «Eurasia Group» по Ближнему Востоку и Северной Африке. Он сказал, что захват восточного города также имеет более широкое значение для Асада. Это контрапункт к конфискации торгового капитала Алеппо, отбитого у повстанцев в Декабре. И это свидетельствует о том, что Асад намерен восстановить свой авторитет по всей стране вместо того, управлять только частью Сирии.

«Дейр-эз-Зор символизирует, что режиму нужна вся Сирия», –  заявил Айхам Камель Айхам.

Вне города, чьи некогда известные мосты были разрушены, следующий шаг уже начался. Авангард сирийских войск достиг восточного берега Евфрата, где русские понтоны были установлены на реку, чтобы основные силы могли пересечь ее, сообщают местные СМИ.

Победа Асада в Дейр-эз-Зоре «изменит баланс сил на местах», — сказал Андрей Кортунов, глава Совета по международным делам России, московской исследовательской группы, созданной Кремлем. «Это затрудняет для американцев продолжение работы в Сирии».

Предоставленный выше текст адаптированный вариант материала «Bloomberg»

Comments system Cackle