«Пушечное мясо» Алексея Навального

Июль 15, 2017

В ночь на 6 июля в московский штаб Навального с целью обыска пришли сотрудники полиции. На тот момент в помещении находился дежурный волонтер Александр Туровский. При задержании молодой человек оказал сопротивление правоохранителям, произошла драка, после которой его доставили в НИИ имени Склифосовского на обследование головного мозга. Врачи диагностировали у Туровского закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга и ушибы мягких тканей.
7 июля волонтера отвезли в ОВД «Замоскворечье», после чего доставили в Замоскворецкий суд, где его приговорили к штрафу в 500 рублей за неповиновение сотрудникам полиции.
Через неделю после случившегося, 13 июля, Туровский опубликовал пост на Фейсбуке, в котором обвиняет Навального в игнорировании случившегося и заявляет, что теперь им «не по пути»:
«…от Навального никакой помощи я так и не увидел. Не услышал ни одного слова поддержки или участия в судьбе человека, который участвовал в его кампании буквально с риском для жизни.
Да, мне обидно, потому что этот «игнор» появился после того, как сам Навальный призывал нас «винтиться при каждом удобном случае», обещая прикрыть. Мы слышали эти призывы, начиная с 12 июня, когда поменяли формат с согласованного митинга на Сахарова на несанкционированное шествие по Тверской»

После этого поста Навальный все же подал голос, где в добавок к оправданиям («Я с ним и сам разговаривал в день суда, как только вышел из спецприёмника, сказав, что окажем любую помощь. И трёх (!!) адвокатов мы ему наняли») высказал неожиданное предположение:

«В комментариях к его посту верно заметили кучу мелких признаков того, что пост писал не он — от кавычек до тире, которых он никогда раньше не ставил.

А этот пост я решил написать, потому что понял, что меня больше всего смущает в посте Туровского. Вот, упоминание истории про «Лебедева, которому не оказали помощи». И сам этот Лебедев, резвящийся в комментах вместе со всеми кремлёвскими фейсбук-прогандистами.

Ну про это-то мы точно знаем, что Лебедев этот был засланным чуваком. Это всё полная ложь, и его «история» активно раскручивалась кремлёвскими СМИ именно в таком контексте: Навальный зовёт соратников на дачинги, а потом кидает.

Сейчас вот Навальный зовёт соратников на митинги («призывал нас винтиться»), а потом кидает.

Это именно то, что нужно Кремлю, чтобы меньше людей выходило на митинги».

В этот же день на слова Навального отреагировал тот самый Денис Лебедев, который с легкой руки оппозиционера стал «засланным чуваком». Лебедев развернуто описал ситуацию, случившуюся с ним в августе 2014 года, рассказал о последующем взаимодействии с командой Навального и своем лечении:

«Спустя две недели после происшествия мне в личку написал другой избитый активист Денис Зыбин: «Дэн, а с тобой по поводу компенсации ущерба не связывались? Навальный вроде писал, что убытки постараются всем возместить». Далее Денис сказал, что сразу же после поста Навального написал в ФБК, но за две недели ему так и не ответили. Я предположил, что ответят чуть позже и предложил подождать.
Еще через две недели в начале сентября я снова поговорил с Денисом, — в ФБК его продолжали игнорировать. Я написал в личку на фейсбук директору ФБК Роман Рубанов и попросил обратить внимание на письмо Дениса. Тот пообещал обратить»

После того, как Рубанов его проигнорировал, Лебедев предпринимал попытки связаться с другими членами команды Навального: Георгием Албуровым (он и организовал тот самый дачинг, на котором пострадал Лебедев), самим Навальным и его женой, Анной Ведутой, Кирой Ярмыш, Евгением Замятиным и Еленой Слесаревой. Все они либо игнорировали его обращения, либо советовали обратиться все к тому же Роману Рубанову. Теряя надежду, Лебедев написал ему второе письмо, результатом чего стала компенсация пострадавшему материального ущерба от разбитой техники лично из кармана Рубанова.
Попытки компенсировать средства на операцию тоже были проигнорированы, лишь Борис Немцов добровольно решил помочь парню и оплатил операцию.
Лебедев также опроверг свои связи с «кремлевскими журналистами», выложив скрины переписки с единственным журналистом, пытавшимся выйти с ним на контакт.
Возвращаясь к истории с пострадавшим при обыске московского штаба Туровским, хочется обратить внимание на следующие слова Навального:
«…мы не верим, что Александр сам без давления писал этот пост (были предположения о взломе, но «Медуза» до него дозвонилась)»

Не возникает ли у Алексея Анатольевича вопрос: если до парня дозвонилось СМИ, а звонки команды Навального игнорируются, не может ли это значит лишь разочарование Туровского в деятельности оппозиционера? Ведь по-настоящему запуганные люди вряд ли стали бы выходить на связь с оппозиционным изданием.

Нежелание Навального и его команды видеть «соринку в своем глазу» вызывают недоумение и наводят на вполне резонный вопрос: о какой объективности и честности Навального как кандидата в президенты может идти речь? Отрицание проблем, оправдывание себя и «перевод стрелок» — это все то, в чем Навальный обвиняет действующую власть. Но что принципиально новое он может дать сам?